23.04.2020

«Помогаем тем, кто не верит в себя»

Дети, живущие в детских домах, находятся под присмотром государства. Но выпускники, не имеющие опыта самостоятельной жизни, решают навалившиеся проблемы в одиночку. О социализации и трудоустройстве детей, оставшихся без попечительства, +1Люди поговорили с директором фонда «Хранители детства» Анной Кочиневой.

— Насколько остро стоит проблема с трудоустройством воспитанников детских домов?

— Только один из десяти выпускников детских домов успешно адаптируется к самостоятельной жизни, то есть имеет постоянную работу и заработок. Остальные не задерживаются на одном месте и часто меняют работу. Как правило, каждое следующее место ниже по статусу, чем предыдущее. Это схождение по социальной лестнице часто заканчивается конфликтами с законом.

Есть много государственных и негосударственных организаций, занимающихся проблемами адаптации сирот, но проблему с трудоустройством они не решали. Поэтому мы создали фонд, чтобы дать подросткам возможность выбрать профессию и получить опыт работы, пока они еще в детских домах.

Фонд «Хранители детства» основан в 2014 году. Сегодня в проекте участвуют 14 регионов — около 1 тыс. подростков от 14 до 18 лет и молодежи от 19 до 23 лет в год. Мы выбираем регионы, учитывая отношения с органами власти, наличие бизнеса, который нас поддерживает. Мы действуем только через учреждения — детские дома, колледжи, центры сопровождения семьи.

— Отличается ли проблема с трудоустройством выпускников детских домов в разных регионах России? Как и в остальном, в Москве лучше, а отдаленных регионах хуже?

— Конечно, ситуация в Москве и Санкт-Петербурге отличается от других городов России. В регионах ребята поступают в колледжи не по желанию, а по причине наличия бюджетных мест с низким проходным баллом и коек в общежитиях. Часто это не лучшие учебные заведения. Отсюда и стереотип: дети из детских домов учатся только на маляров и швей.

В крупных города у подростков есть возможность выбирать специальности по желанию, хотя бюджетных мест не хватает и здесь.

Основная проблема в мотивации. У подростков из детских домов есть возможности учиться, ходить к репетиторам и на кружки. Но нет главного — желания. К сожалению, это не воспитывается. Подростки многое воспринимают в штыки, часто попадают в дома-интернаты, уже познав «прелесть» свободной жизни. Среди них все больше детей с особенностями развития.

Есть ребята из детских домов, которые поступают в ведущие вузы России, но таких не более 5%. Мы помогаем тем ребятам, которые хотят развиваться, но пока не верят в свои силы, не видят перспектив. Им нужно получить образование, найти подходящую работу, завести семьи и воспитывать детей. Прекрасный парикмахер, токарь и моляр — это тоже успех. Компании, с которыми мы взаимодействуем в регионах, страдают от нехватки работников среднего звена. И мы восполняем ее.

— Как именно работает ваш фонд с подопечными?

— Наша программа стажировок готовит детей к условиям жизни в трудовом коллективе — это помогает на практике освоить и жесткие, и гибкие навыки. Программа циклическая, один учебный год — один цикл. В начале года мы приходим в учреждение, знакомимся с детьми, анкетируем подростков, чтобы понимать их интересы и запросы. В дальнейшем программа строится с учетом этих данных. Программа состоит из экскурсий, мастер-классов, знакомства с компаниями и профессиями. Мы хотим, чтобы у подопечных появилась мотивация. Ее дают сотрудники компаний, достигшие успеха в карьере. Они рассказывают о пройденном пути, сложностях и победах. Сотрудники доказывают ребятам, что работа дает не только заработную плату, но и смысл жизни.

Это подготовительный этап для летних стажировок и работы. Каждая стажировка подбирается индивидуально. Мы находим наставника, который будет помогать подростку. Каждую пару «наставник-подопечный» сопровождает куратор фонда. Ребята работают на стартовых позициях или проходят стажировки без заработной платы, но в престижных компаниях. Мы ищем компании под запросы. Например, если подросток хочет быть ветеринаром, то стажировка помогает сделать осознанный выбор. В начале следующего учебного года фонд подводит итоги, а ребята рассказывают об опыте. На такие встречи мы приглашаем следующий поток программы, чтобы зарядить их мотивацией.

— Существует ли «клеймо детдомовца»? Как оно влияет на работодателей?

— Это надуманная история. У человека не написано на лбу, что он из детского дома. Такие дети учатся в школах, заканчивают техникумы. При желании можно легко скрыть то, что они из детдома. Некоторые работодатели опасаются: украдут, обманут и убегут с деньгами. Да, это может случиться, как и с любым другим кандидатом. Фонд организует много мероприятий, куда приходят ребята, чтобы познакомиться с профессиями, и работодатели видят, что это обыкновенные подростки и в них нет ничего криминального. Отношение меняется.

Иногда у ребят проявляются особенности в поведения, когда они выходят на работу или стажировку. Например, подросток договорился приходить на стажировку к 9.30 утра каждый день, а приходит в 11.00. Одна девочка не пришла на работу из-за дождя. Это происходит только из-за непонимания, как устроен мир. Мы объясняем работодателям, что такие вещи происходят по незнанию, а не злому умыслу".

— Каковы итоги работы фонда?

— Это не быстрый процесс. Ребята учатся долго — если подросток попал в программу в 15 лет, нужно еще минимум пять лет, пока он окончит учебу и устроиься на работу. Сейчас появились результаты работы с первым потоком программы. Среди них есть хорошие истории. Парень Дима прошёл четыре стажировки, а теперь уже более полугода работает в ИКЕА в отделе логистики. Приятно, что большинство ребят устраиваются на постоянное место работы сами. Мы дали им задел, обучив профессии и гибким навыкам коммуникации, творческому подходу. Это лучший результат для нас.

— Проблемы с трудоустройством связаны с уровнем образования в детских домах?

— Сложный вопрос. В России устаревшее образование, требующее изменения под современные реалии. Нужно, чтобы оно было интересно, полезно и отвечало и потребностям рынка, и личностным качествам подростка. Особенно сильно отстает система среднего профессионального образования. То, как устроена система в российской глубинке — позапрошлый век. Там обучают специалистов, которые не нужны рынку. Работодатели вынуждены переобучать сотрудников, что требует денег и времени. К тому же, подростки — максималисты, и если они видят, что знания не пригодятся, они теряют остатки мотивации. Это касается не только ребят из детских домов.

— Как решить проблему? Полностью перекроить систему образования?

— Получение раннего трудового опыта должно стать обязательным. Наша работа показывает, что стремление к знаниям и успехи связаны с мотивацией, которую подросток получает на стажировках. Вспомним пример Димы, устроившегося в ИКЕА. Ему много раз советовали учить английский, а он не хотел. После стажировки подросток понял, что без английского языка он в профессии логиста не устроится. Он понял, зачем ему язык, сам пошел на курсы и подтянул знания. А в школе предмет преподают в отрыве от жизни.

Мы выступаем за то, чтобы ранний трудовой опыт стал нужен и самим подросткам, и работодателям. Такой подход поможет подросткам более осознанно подходить к выбору профессии, места обучения, а работодателям — получать более подготовленных и мотивированных сотрудников.

_
Беседовал
Степан Давиденко

Вход Регистрация

Восстановление пароля

В течение нескольких минут вы получите письмо с инструкциями по восстановлению вашего пароля

Ok

Спасибо за заявку

Ok
«Некоммерческое партнерство оказания помощи людям в затруднительных жизненных обстоятельствах»
Москва, ул. Плющиха, дом 9 стр. 2
info@ivsezaodnogo.ru

Вход Регистрация

Восстановление пароля

В течение нескольких минут вы получите письмо с инструкциями по восстановлению вашего пароля

Ok

Загрузка...