20.06.2020

«Подогреваем вооруженные конфликты, но беженцев не поддерживаем»

20 июня отмечается Всемирный день беженца. Потерять родину и оказаться в чужой стране может каждый. Беженцами были Альберт Эйнштейн, Марлен Дитрих, Иосиф Бродский. Несмотря на разницу в цвете кожи, языке и традициях, нас всех объединяет потребность в понимании и защите. Председатель Комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина рассказала о проблемах людей, вынужденных бежать в Россию из других стран.

Светлана Ганнушкина

Российская правозащитница, педагог и общественный деятель. Председатель Комитета «Гражданское содействие», руководитель Сети «Миграция и Право» Правозащитного центра «Мемориал», член экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в РФ.

Конвенция ООН 1951 года «О статусе беженцев» закрепляет за ними базовые права и накладывает на присоединившиеся государства обязанности, главная из которых предоставлять беженцам легальный статус и не высылать их в страны, где им угрожает опасность.

С принятием Конвенции заработало Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ), цель которого — обеспечить каждому беженцу право на получение убежища в другом государстве, интеграцию на местном уровне и возможность возвращения на родину.

16 июня вышел очередной годовой доклад УВКБ, в котором описана ситуация во всем мире. К сожалению, лучше она не становится. Каждый год беженцев становится больше почти на миллион.

В конце 2018 года вынужденно покинули свои дома 70,8 млн человек. Это самые высокие показатели вынужденной миграции за всю историю.

Но в конце 2019 года цифра увеличилась до 79,5 миллионов.

В России очень трудно получить статус беженца

Россия  присоединилась к Конвенции в 1993 году и стала участником финансирования УВКБ ООН, которое работает в основном за счет добровольных взносов правительств стран мира. Из-за постоянного роста числа беженцев нужды организации растут из года в год.

Россия жертвует в глобальный бюджет органа по $2 млн ежегодно, занимая 42-е место среди всех стран-доноров. В этом смысле мы находимся на уровне небогатых стран.

По данным УВКБ ООН сейчас в России 220 тыс. человек могут быть отнесены к их мандату: это беженцы, ищущие убежища лица и лица без гражданства.

Однако в России убежище предоставляется крайне редко, его имеет до нелепости малое число людей. На конец прошлого года - всего 487 человек.

Не считая граждан Украины, временное убежище предоставлено еще 1672 человекам.

Мало того, что Россия не дает статус беженца, она еще и крайне ограничивает возможность обратиться за получением такого статуса.

За весь 2019 год этой возможностью смогли воспользоваться всего 397 человек. В 2018 году — 388 человек.

Наша практика показывает, что такое малое число связано с отсутвием доступа к процедуре.

Гонимые войной

К нам приезжают сирийцы, афганцы, суданцы – жители Дарфура, приезжают, спасаясь от военных действий.

Приезжают люди из Украины, вынужденные покинуть родину из-за военного конфликта.

Вчера мне позвонила женщина из региона Восточной Украины, где был развязан военный конфликт, и с рыданием рассказала, что получила временное убежище в России.

Эта женщина работала журналистом, вела пропаганду в поддержку российской политики и пророссийского руководства. Потом к власти пришли другие люди, также поддерживаемые Россией. Семья журналистки подверглась преследованию, но найти убежище в России им оказалось очень трудно, а в Украине, разумеется, невозможно.

Наша страна подогревает военные конфликты, использует марионеточные режимы в своих политических целях. А людей, которые в определенный момент эти режимы поддержали, мы защитить не готовы.

Граждан  Украины активно принимали в России в начале 2014 года. Многие люди получили временное убежище. Максимум был достигнут  в 2015 году: 330 тысяч.

Большинство получили и российское гражданство. 

Институт «убежища» должен быть нейтральным

Страна, которая принимает людей, не должна подходить к ним с точки зрения политической заинтересованности в том регионе, откуда приходят беженцы.

По нашим экспертным оценкам, от 100 до 200 тысяч людей в нашей стране  имеют право на убежище. Это совсем немного, это минимум для такой огромной страны, как Россия.

Серьезные аналитические выводы УВКБ примерно соответствуют нашим экспертным.

Все может изменить один сигнал

Когда-то представители нашей высокой власти объясняли нам, что управление в стране идет посредством сигналов.

Сейчас вышло несколько хороших указов президента, благодаря которым продлены до 15 сентября документы беженцев и мигрантов на территории России. Запрещено принимать решения об их выдворении. Однако не всегда Указ выполняется на практике.

Один из судей произнес знаменательную фразу: «Да, Указ есть, но закон не изменился, и указания применять Указ мне никто не дал». Судья не чувствует себя хозяином процесса и ждет указаний начальства. Это очень серьезная проблема нашей судебной системы в целом.

За 30 лет работы я часто сталкивалась с тем, что чиновников наказывали за предоставление статуса беженца слишком большому числу людей, но никогда за то, что в каких-то очевидных случаях статус не был предоставлен.

Пособие в 100 рублей

Статус беженца или временное убежище дают лишь два права: легально находиться на территории России и работать — ни крыши над головой, ни какого бы то ни было пособия.

Правда, уже подав ходатайство о предоставлении статуса беженца, человек имеет право получить пособие. Думаю, его никто никогда его не получал, потому что оно до смешного мало.

Наше МВД, которое сейчас управляет миграцией, выступая на публику, сообщает, что в Европе пособие дают только после того, как статус беженца получен, а в России пособие дают на стадии подачи заявления.

В развитых странах беженцы получают постоянное ежемесячное пособие, а мы даем вспоможение единожды — и это... 100 рублей.

Страх, что будет «как в Европе»

Многие опасаются: если мы будем выполнять свои обязательства по предоставлению убежища, Россию наводнят беженцы. Всегда приводится пример Германии. Такие рассуждения я слышала и от одного министра.

Но Россия массово выдает визы в горячих точках. Люди приезжают легально.

Европа принимает людей порционно, понимая, что люди будут обращаться за убежищем, и не бросает их на произвол судьбы.

Я много путешествую, приходится иметь дело с министерствами иностранных дел в других странах. Они дают информацию в органы миграции о том, каково объективное положение в стране. В зависимости от этого выдаются визы.

А у нас МИД выпускает список демократических стран, в который входят все бывшие советские республики. Всем выдаются визы, люди приезжают и, разумеется, обращаются за убежищем. Но МВД им в статусе беженцев и во временном убежище отказывает.

Это ставит людей в положение, когда они не имеют права официально работать, поэтому устраиваются нелегально. А нелегальное трудоустройство провоцирует коррупцию.

Приглашение на казнь

Самое большое впечатление произвели на меня истории с беженцами из Северной Кореи.

Люди спасались от тоталитарного режима, а российские власти возвращали их обратно (у России с КНДР подписан договор о выдаче), обрекая на смерть. На родине их убивали с особой жестокостью.

Нашим юристам Сети «Миграция и Право» приходилось применять титанические усилия, чтобы этому воспрепятствовать.

К сожалению, нелегальный труд мигрантов, в том числе и беженцев, бывает выгоден недобросовестным работодателям и коррумпированным чиновникам. Но если бы этого не было, беженцы и мигранты могли бы умереть с голоду: общественные организации помогают только малому числу из самых уязвимых категорий.

Отсутствие статуса приводит к тому, что люди не могут получать адекватную медицинскую помощь, а иногда им просто нечего есть.

Ксенофобия и мифы

У нас развиты ксенофобия и мигрантофобия. Очень многие люди не отличают беженцев от мигрантов и не понимают, что отказать в помощи первым мы просто не имеем права.

И это отношение спровоцировано антимигрантскими высказываниями со стороны представителей власти.

Есть устойчивый миф: мигранты совершают преступления.

Это говорят и представители МВД, хотя у них на сайте есть их собственные доклады, которые я изучаю уже в течение 20-30 лет. Эти доклады подтверждают: мигранты совершают не более 2-3% всех преступлений.

Несколько лет назад у меня был забавный разговор с одним московским чиновником высокого ранга.

«Кого Вы защищаете? — спросил он у меня. — Сколько мигранты совершают изнасилований?» Я ответила, что около 3% преступлений по всей России, в Москве несколько больше.

«Ну нет, каждое какое? Да почти 100% всех преступлений — дело рук мигрантов. У меня на столе лежат отчеты».

Когда по его просьбе эти отчеты принесли, и высокий чиновник открыл отчет, он помрачнел, побагровел и ответил: «Вы правы». Но потом раздраженно спросил: «Ну хорошо, а эти 3% вас не смущают?!»

Чиновники на высоком уровне сами искренне верят в мифы о поголовной преступности среди мигрантов.

Теперь у нас есть общий враг — коронавирус. И вот, мы чувствуем небывалую солидарность.

Стало больше поступлений частных пожертвований в наши организации. Появились рестораторы, которые кормят людей, в том числе мигрантов. Нам звонят, предлагают помощь.

Появилось еще больше волонтеров. Молодых волонтеров в нашем фонде много всегда.

Мне кажется, у нас в стране нет массового националистического ксенофобского менталитета.

Есть небольшая группа националистов, но в целом нет некоторого чувства превосходства, как было у европейцев: «я белый человек – человек более высокого сорта».

Наш человек готов принимать самых разных людей.

Наша миссия

Мы стараемся изменить отношение государства и общества к мигрантам и беженцам.

Мы развозим нуждающимся еду, помогаем с арендой жилья.

Помогаем лицам без гражданства, трудовым мигрантам, жертвам нападения на почве ненависти.

Единственное, что хочется донести до широкой общественности: институт убежища в России не работает. И это очень грустно.

Беседовала Анна Рымаренко

Поддержите «Гражданское содействие» на +1Люди!

+1Словарь

Мигрант - лицо, проживающее в чужой стране более одного года, независимо от причин миграции (добровольных или недобровольных) и методов миграции (легальных или нелегальных). В обычной практике это определенные виды краткосрочных мигрантов, например, сезонных работников.

Беженец - любое лицо, которое в силу обоснованных опасений стать жертвой преследований по признаку расы, вероисповедания, гражданства, политических убеждений находится вне страны своей гражданской принадлежности и не может или не желает пользоваться защитой этой страны.

 

Вход Регистрация

Восстановление пароля

В течение нескольких минут вы получите письмо с инструкциями по восстановлению вашего пароля

Ok
«Некоммерческое партнерство оказания помощи людям в затруднительных жизненных обстоятельствах»
Москва, ул. Плющиха, дом 9 стр. 2
info@ivsezaodnogo.ru

Вход Регистрация

Восстановление пароля

В течение нескольких минут вы получите письмо с инструкциями по восстановлению вашего пароля

Ok

Загрузка...