«НКО придется стать маневренными»

Директор «Агентства социальной информации» — о том, как некоммерческим организациям выжить в условиях коронавирусного кризиса

В условиях кризиса, вызванного пандемией COVID-19, некоммерческие организации оказались перед новой угрозой: президент России не упомянул их среди отраслей, нуждающихся в поддержке. Например, размер страховых взносов для НКО будет по-прежнему 30%, в то время как для малого бизнеса он составит 15%. О письмах президенту и горячей линии поддержки для НКО рассказывает директор «Агентства социальной информации», член Общественной палаты РФ Елена Тополева-Солдунова.

Мы не имеем права уходить на каникулы

НКО сегодня в разных сферах сталкиваются со множеством вызовов. Приходится каждый день перестраиваться. После обращения президента все решили, что это будет неожиданная неделя выходных и работать не надо. Потом и власти, и мы сами подумали: как же мы можем остановить работу в такой ситуации? Потом были опасения, что работающие будут признаны нарушителями карантинного режима. Позже поступили разъяснения, что при возможности работать дистанционно можно продолжать работу. Нам нужно быть маневренными, в том числе НКО, реагировать на новые обстоятельства.

Некоторые НКО остались без работы. Например, люди, оказывающие услуги, которые нельзя перевести в дистанционный формат. Скажем, занятия для детей с инвалидностью: массажи, гимнастика и иные формы реабилитации. Другие НКО, которые раньше отправляли волонтеров в специальные учреждения, больше не могут этого делать — те закрылись. Но их подопечные привыкли к помощи волонтеров и будут страдать. И НКО вынуждены искать возможности взаимодействия, дистанционную связь с ними. Неизвестно, сколько пандемия продлится, но нельзя разрывать эту связь. Это чревато социальной изоляцией.

Переход на дистанционную работу в бизнесе не вызывает особых сложностей. Но не для всех НКО это возможно, у некоторых сотрудников даже нет дома компьютера. Для перехода на дистанционный формат им нужно где-то эти компьютеры взять. Не всем столичным организациям доступны такие форматы работы.

К сожалению, стремительно падает объем пожертвований, это очень серьезная проблема для НКО. Особенно для тех, кто занимается помощью в трудных жизненных ситуациях, покупает препараты, средства технической реабилитации за рубежом, например. Все подорожало.

Кстати, аналитический центр НАФИ опубликовал новые исследования по частным пожертвованиям. Они начали заметно падать еще до истории с коронавирусом. Россияне стали реже давать милостыню и чаще жертвовать «по воздуху». Но доля россиян, жертвующих деньги на благотворительность, за год сократилась с 57 до 38 процентов! Почти в два раза уменьшилось количество тех, кто делает пожертвования часто. Я очень удивилась.

Письма президенту: НКО «забыли»

Когда президент назвал меры поддержки малому бизнесу, я написала в блоге как член Общественной палаты, что мы не должны забывать про НКО. Первыми отправили письма благотворительные фонды, входящие в собрание фондов «Все вместе»: НКО тоже нуждаются в поддержке, не только малый бизнес. Потом Совет по вопросам попечительства в социальной сфере направил письмо своему председателю, Татьяне Алексеевне Голиковой, о той же проблеме. Под письмом, о котором писали на +1Люди, подписалась ещё одна группа фондов. Общественная палата направила официальное письмо председателю правительства по этому поводу. Я знаю, что Совет федерации тоже готовит свое обращение.

Власть не до конца понимает экономику сектора НКО

Когда президент встречался с представителями бизнеса, несколько участников тоже подняли тему помощи НКО. Я очень надеюсь, что их услышат. Для меня показательна история о том, что НКО «забыли». Когда президент объявил о поддержке бизнеса, НКО обиделись: как же так, о нас вообще не вспомнили. Но, мне кажется, это повод для сектора еще раз задуматься, почему так происходит.

Представители власти не до конца представляют экономику сектора, за счёт чего сектор живет. Когда президенту сказали, что НКО несут потери, он ответил, что, мол, у них есть гранты, субсидии, поэтому они и не должны страдать, как малый бизнес. В последние годы выделяется все больше средств государственной поддержки НКО. И у власти складывается впечатление, что типичное НКО и живет на федеральные и региональные субсидии. Но на самом деле это не так. Да, это важный источник финансирования, но отнюдь не единственный. За последние годы, слава Богу, НКО научились привлекать частные и корпоративные пожертвования, и у многих это существенная статья в доходе. Я уже не говорю о том, что многие оказывают платные услуги. А сейчас эта возможность сжимается. А если ты не оказал определенного количества услуг, запланированных в бюджете, денег не получишь. И тут НКО абсолютно ничем от бизнеса не отличаются.

Как государство может помочь НКО

Ряд мер, которые приняли для бизнеса, вполне могли бы применяться в отношении НКО. Скажем, мораторий на всевозможные проверки всех юридических лиц. Также необходима отсрочка, налоговые каникулы по уплате налогов и страховых взносов. И временное снижение страховых взносов, о чем президент сказал. Если бизнес будет платить 15%, а НКО 30 — это не очень справедливо. Мы считаем, что эта мера поддержки и на НКО должна распространяться. Предоставление отсрочки по уплате арендных платежей для НКО-арендаторов государственного или муниципального имущества — по аналогии с бизнесом для НКО абсолютно релевантно.

Есть специфические предложения, которые важны именно для НКО. Например, предоставление отсрочки по проведению аудита. Или отмена проведения обязательных собраний органов управления НКО в очной форме. Нужны изменения, которые дадут возможность провести эти собрания в заочной форме.

Как выжить НКО

И, конечно, нельзя опускать руки. Потому что с пожертвованиями сейчас сложно. Даже благотворительные фонды, без которых невозможно представить общественную жизнь, сейчас очень сильно пострадают. Важна взаимоподдержка, взаимовыручка. Например, «Союз волонтерских организаций и движений» или известный «Центр лечебной педагогики» сейчас потеряют много внештатных сотрудников, которым не смогут платить. А потом их будет трудно собирать. Анна Жукова из оренбургского фонда «Сохраняя жизнь» написала, что они начали сокращать сотрудников. Это очень сильная, известная организация, но они не выиграли президентский грант, а пожертвования сократились.

Понятно, что сейчас очень трудно всем — и бизнесу, и НКО, и медикам, и учителям перестраиваться на новые условия. Но с нас все-таки особый спрос. Мы «назвались груздем», поэтому не можем приостановить работу. Нужно делать то, что мы можем, на своих рабочих местах. А можем мы очень многое сейчас. Начиная от просвещения старшего поколения о том, как себя защитить от вируса, заканчивая развенчанием всяких мифов и страшилок. Плюс поддерживать наших благополучателей, целевую аудиторию, помогать им. Мы сможем это сделать, если сейчас будем максимально гибкими.

Горячая линия для поддержки НКО

Общественная палата Российской Федерации запускает серию мероприятий по общественному мониторингу функционирования некоммерческого сектора в условиях сложной эпидемической ситуации.

Мы открыли горячую линию и просим НКО обращаться, рассказывать о том, как они сейчас будут перестраивать свою работу, о своих практиках в новых условиях, чтобы их можно было тиражировать. Плюс еще, какие у них проблемы и какие есть предложения по мерам поддержки как НКО, так и благополучателей. Там есть электронный адрес, анкета и телефон, на который мы просим НКО обращаться.

8-800-737-77-66 — Горячая линия Общественной палаты. Звонок из любого региона России бесплатный. Время работы: пн-чт с 9 до 18, пт — с 9 до 16:45 (по Москве).

Вход Регистрация

Восстановление пароля

В течение нескольких минут вы получите письмо с инструкциями по восстановлению вашего пароля

Ok
«Некоммерческое партнерство оказания помощи людям в затруднительных жизненных обстоятельствах»
Москва, ул. Плющиха, дом 9 стр. 2
info@ivsezaodnogo.ru

Вход Регистрация

Восстановление пароля

В течение нескольких минут вы получите письмо с инструкциями по восстановлению вашего пароля

Ok

Загрузка...