«На войне неврозов не бывает»

Что пандемия делает с нашей психикой

Марина Валерьевна Карпова, врач-психиатр, психотерапевт. Участник ежегодных международных конгрессов по психиатрии под руководством Европейской Психиатрической Ассоциации.

Можно ли сейчас говорить о своего рода психической эпидемии на фоне коронавируса?

«Психическая эпидемия» — неоднозначный термин, его можно трактовать двояко. Говорить об эпидемии психических расстройств пока рано. Психологические реакции, связанные с ответом на происходящую ситуацию, сейчас есть у всех. Эти психические проявления чрезвычайно интенсивны и многообразны.

Почему так случилось? Во-первых, это очень естественно: интенсивно реагировать на то, что внезапно врывается в нашу жизнь. А именно это сейчас и произошло.

У нынешней ситуации есть все признаки травматической:

Внезапность, которая сначала вызывает реакцию шока, отрицания.

Угроза (реально возможная угроза для жизни), которая вполне может повлиять на целостность телесного здоровья.

Беспомощность при попытке противостоять этому, потому что никакого лекарства от этого вируса пока нет.

Первая за сто лет эпидемия огромного масштаба

Последняя пандемия такого уровня — испанский грипп в 1918 году. В данный момент отсутствует население, которое сказало бы: «Ну, это мы уже переживали и еще раз переживем».

Эпидемия такого масштаба впервые происходит в эпоху интернета. Накал эмоций, переживаний — в разы сильнее. Мы не только знаем свою статистику в стране, но и видим, что происходит в мире. Это резонирует во много раз сильнее. У людей возникает ощущение, что никакого «островка стабильности» больше нигде нет. Все эти фото, видео, панические комментарии в интернете выводят нас в реальность, перед которой все беспомощны.

Люди сейчас лишены даже возможности фантазировать: что, например, все не так страшно, что кто-то в другой стране может справиться, и «помощь вот-вот придёт». Это лишает нас возможности снижать тревогу. Все, что происходит с людьми в данный период — это попытки психики адаптироваться.

Как коронавирус повлиял на психически нестабильных граждан? Стали ли люди больше пить или употреблять психоактивные вещества? Вырос ли спрос на антидепрессанты?

Можно выделить две основные группы реакций, с которыми мне приходится сталкиваться.

Первая группа — люди, которые и до ситуации с коронавирусом имели тревожные расстройства и соответствующий тип реакций. Эти состояния были в большей степени компенсированы, мало с чем связаны во внешнем мире и от этого хуже осознаваемы.

На фоне эпидемии и стресса, с ней связанного, произошла дополнительная нагрузка на психику. Теперь тревога стала в разы сильнее, поскольку связана с конкретной опасностью. Люди сейчас чаще идут за помощью, обращаются к психотерапевтам.

Вторая группа — те, которые скрипят, буксуют, но пытаются с помощью психических усилий, зачастую невероятных, адаптироваться и продержаться до того момента когда «помощь придёт».

Нагрузка на психический аппарат у них сейчас бешеная. Именно про такой тип реакций существует поговорка «на войне неврозов не бывает». Волну обращений от этих людей стоит ждать чуть позже, когда ситуация с эпидемией начнет стабилизироваться.

Сейчас они «выживают» и вся работа их психического аппарата, гормональной системы, всего организма — направлены на этот процесс. Чуть позже они обратятся с состояниями психического истощения, признаками ПТСР и пр.

И да, в таких ситуациях пациентам часто приходится прибегать к средствам, быстро снижающим психическое возбуждение хотя бы на короткое время: спиртное, ПАВ.

Спрос на антидепрессанты не вырос. Сейчас только первый этап: тревожный. Поэтому люди больше нуждаются в противотревожных препаратах. Для развития депрессии в таких условиях тоже требуется время. Поэтому антидепрессанты будут активно приобретать как раз тогда, когда пик напряжения начнет спадать.

Во время карантина отмечается рост домашнего насилия. Возможно ли сохранять адекватность, оставаясь всей семьей в замкнутом пространстве?

Эта проблема сейчас стоит очень остро. Можно говорить о росте напряжения, повышении раздражительности, агрессивности. Сейчас все оказались закрыты в тесных пространствах своих квартир. Сбиты многие настройки, привычные ритмы, все приходится выстраивать с нуля.

Но есть ещё одна особенность. У всех нас существуют агрессивные влечения. В норме мы направляем их на повседневную активность. Даже чтобы встать утром с постели, нужно проявить долю агрессии по отношению к миру.

В обычной жизни мы разряжаем такие влечения через деятельность: поездки на работу, движение, общение, социально приемлемые или не очень формы конфликтов. Сейчас большая часть этих агрессивных влечений остается не связанной, травматической ситуацией с пандемией провоцируется их рост. А направляются они туда, куда им дается выход — на ближайшее окружение.

Важно разделять эмоциональное состояние, которое остаётся в рамках раздражения, выливается в вербальные ссоры, например, и проявления физического насилия: мужья бьют жен, родители бьют детей.

Когда это становится психопатологией и даже уводит нас в юридическую плоскость, можно ли сохранять положительный настрой? 

Задача максимум — выйти из этой ситуации максимально невредимым в психическом и телесном смысле. Смочь пережить те потери, которые будут у каждого.

Какие психические патологии усилились? Кому сейчас тяжелее всего?

Наблюдается прирост тревожных расстройств. Для ипохондрических проявлений сейчас тоже очень благодатная почва.

Может ли на фоне стресса, связанного с коронавирусом, развиться посттравматическое тревожное расстройство?

Вся эта ситуация с коронавирусом, его экономическими последствиями, изменением жизни многих людей — все это не только становится причиной травматического расстройства, но и триггером, крючком, который цепляет предыдущие возможные травмы, которые до этого компенсировались всевозможными психическими защитами.

Сейчас под напором стрессовых факторов защиты «трещат». И сжатая до поры до времени пружина «даёт отдачу». Психика у человека так устроена, что для бессознательного часть — это целое.

Поясню. У всех нас в жизни были внезапные изменения, потери. Переезды, утраты значимых вещей, отношений. Сейчас переживания всех этих интенсивных аффективных состояний, связанных с ограничениями перемещений, потерями рутинных жизненных ритуалов и более серьезных вещей, по ассоциативному механизму присоединяет к переживаниям ещё и чувства, связанные с предыдущими травматическими жизненными моментами. Поэтому формирование ПТСР может стать весьма вероятным.

Что происходит с людьми во время таких общественных паник и стрессов?

Налицо целый спектр интересных наблюдений.

Есть люди, которые вне связи с коронавирусной паникой имели затруднения в повседневной социальной жизни. Которым сложно справляться с очень интенсивным течением жизни и времени в таком огромном мегаполисе, как Москва.

Сейчас, когда время замедлилось, их психика испытывает облегчение. Они говорят: «Раньше я все время себя ругал. Все могут много работать, ходить в офис, море всего успевать, а я не могу. У меня были тревога и социофобия. А сейчас мне лучше, потому что все сидят дома, и мне не нужно испытывать моральное напряжение». Но таких людей меньшинство.

Чтобы адаптироваться к чему-то новому, нужно сделать некий «шаг назад». Это состояние, которое психотерапевты называют «регрессией». Психически мы будто опускаемся в своих навыках и способностях на ступеньку ниже. То, что мы хорошо умели, некоторое время может не получаться так же хорошо, как раньше. Это нормальный этап, но людей он пугает.

Другой момент связан с попыткой вернуть себе контроль над ситуацией любым способом, отсюда все многочисленные фейки, конспирологические теории о происхождении коронавируса, и пр. Точка контроля якобы в том, что «мы знаем то, что от нас хотят скрыть, и поэтому нас не застать врасплох».

Кому тяжелее, молодым или пожилым?

Детям очень тяжело в связи с тем, что они ограничены в своей физической активности. Молодому поколению тяжело потому что на них дети, работа и задача удержать финансовую стабильность.

Со своими чувствами и аффектами нужно поладить, чтобы справляться со всем остальным. Пожилое поколение тоже ждёт от них поддержки. Пожилым проще в том, что их образ жизни с карантином меняется мало. Но сложнее справляться с тревогой в силу того, что с возрастом психический аппарат слабее.

Что можно посоветовать людям, которые панически боятся заразиться? Агрессивно настроены в отношении окружающих?

Если паника выходит на тот уровень, когда это мешает жить, — обращаться к психотерапевту.

Что можно посоветовать людям, чтобы не паниковать?

В этом смысле мне нравится утверждение, которое было на кольце царя Соломона: «Все проходит. Пройдёт и это». Если взять жизнь как отрезок, эпидемия коронавируса займет на ней очень маленькую дистанцию, поверьте.

Как правильно проводить время в самоизоляции, чтобы сохранить психическое здоровье? Например, у людей клаустрофобия начинается, либо они видят ночью кошмары на тему коронавируса.

Если мы говорим о клаустрофобии, панических атаках, нарушениях сна — то есть, клинических проявлениях, нужно обращаться за помощью к психотерапевтам, психиатрам.

Если мы говорим об общем росте напряжения в связи с самоизоляцией, ограниченностью пространства, размытостью времени, это можно разделить и структурировать с помощью каких-либо рутинных ритуалов.

Например, вы привыкли пить кофе по дороге на работу. Продолжайте это делать перед тем, как сесть за удаленную работу и включить компьютер. Сохраняйте свои ежевечерние ритуалы. Разделяйте рабочую зону и ту, в которой проводите время после. Это можно сделать даже в пределах однокомнатной квартиры.

Куда лучше обращаться тем, кому очень тяжело в данный момент?

Каждый выбирает для себя, где ему надежнее найти специалиста. Есть много вариантов: телефоны доверия, государственные психиатрические институции, частные психиатры, психотерапевты. Выбор большой, можно пробовать.

В нашей стране многие склонны выбирать частнопрактикующих психиатров. Потому что в умах плотно укоренен ещё один дополнительный страх — перед государственной психиатрией, системой «учета», последствиями попадания в поле зрения психиатрии. Так сложилось исторически.

Сейчас во всех источниках в связи с коронавирусом звучит фраза «мир никогда не будет прежним». Поверьте, будет.

От редакции:

Приводим несколько ресурсов, где вам окажут бесплатную психологическую помощь.

Проект «Alter» 

Горячая линия психологической помощи правозащитной группы «Агора»

Московская служба психологической помощи населению

Центр психоаналитического консультирования и психотерапии при НИУ ВШЭ

Психологическая служба «Форсайт»

Ссылки на полезные ресурсы и книги

 

Беседовала Анна Рымаренко

Вход Регистрация

Восстановление пароля

В течение нескольких минут вы получите письмо с инструкциями по восстановлению вашего пароля

Ok
«Некоммерческое партнерство оказания помощи людям в затруднительных жизненных обстоятельствах»
Москва, ул. Плющиха, дом 9 стр. 2
info@ivsezaodnogo.ru

Вход Регистрация

Восстановление пароля

В течение нескольких минут вы получите письмо с инструкциями по восстановлению вашего пароля

Ok

Загрузка...