12.05.2020

Мама напрокат

Каждый год 300 тысяч российских детей покидают родные семьи на время, 3 тысячи - расстаются с ними навсегда. Всего в детских домах страны живут около 50 тысяч детей. Если такие дети попадают в больницы, то почти всегда остаются без присмотра — медсестрам некогда. И тогда на помощь приходят волонтеры.

В 17 лет я лежал в соматическом отделении больницы. Туда привезли девочку двух-трех лет. Ее забрали у родителей, и она проходила медицинские обследования перед тем, как отправиться в детский дом. Родителей лишили прав, и девочка лежала в больнице одна. На отделение — это около 100 детей — было всего две медсестры. Опеку над ребенком взяли дети постарше. Кто-то гулял с ней по коридору, кто-то читал ей книжки, мамы других детей укладывали ничейную девочку спать, а медсестры кормили. И так все время, пока она была в больнице.

С детьми, оставшимися без попечения родителей, в российских больницах лежать некому. Ребенок постарше обслуживает себя сам. Если он маленький или болен, возникают проблемы. Если повезет, добрые и отзывчивые люди возьмут над ребенком временную опеку, но такое случается редко.

«Эта девочка лежала в больнице с нашей приемной дочкой после того, как ее родителей лишили прав. В палате было два ребенка. Вокруг гора поломанных игрушек и два горшка. К ним никто не заходил. Моя сестра тоже лежала там со своей дочкой, и подтвердила, что детей даже в коридор не выпускали. Медсестры говорят, в их обязанности это не входит. Они кормят детей, меняют памперсы - и все. Ребенок все время сидит в палате один», — рассказывает Ольга, волонтер нижегородского фонда «Дети без мам».

Проблему таких детей решают волонтеры и благотворительные организации. Няни бесплатно или по договору ухаживают за детьми в клиниках. Фонд «Дети без мам» — региональные монополисты в найме нянь для таких детей. С ними всегда связываются дома ребенка, когда детей кладут на плановые госпитализации, обследования и операции. Фонд сотрудничает со всеми детскими больницами и домами ребенка в Нижегородской области.

Директор фонда Татьяна Рябинина говорит: фонд заранее знает, кто и когда поедет с подопечным из дома ребенка в больницу. Фонд работает и с детьми, которых забрали из неблагополучных семей. «И уж тут мы не знаем, когда и в какую больницу ребенка привезут, и в каком состоянии он будет. Так что фонд работает и в экстренном режиме», — говорит Рябинина.

Рожденные помогать

Волонтер Лариса работает в фонде больше семи лет. Она медсестра и долгое время отдавала себя любимой работе и воспитанию детей. Когда те выросли, Лариса решила попробовать себя в новой роли: мамы напрокат, которая будет дарить свое тепло тем, о ком позаботиться некому. В ее жизни появился фонд «Дети без мам».

День такой няни ничем не отличается от дня обыкновенной мамы. Няня играет и помогает налаживать быт. Если у ребенка тяжелое состояние или инвалидность, на няню ляжет весь уход — покормить, перевернуть, поменять памперсы. Няни утешают тех, кто испытывают сильные страдания, чтобы боль переносилась легче. «Это работа настоящей мамой», — подчеркивает Лариса.

У Ларисы тяжелый труд. Чтобы сотрудники фонда не выгорали, с ними занимается психолог. Няни говорят, что бывает тяжело не только морально, но и физически. Недавно Лариса лежала в больнице с 17-летним парнем, и ей приходилось его переворачивать и приподнимать.

Ирина пришла в фонд в 2012 году и совмещала волонтерство с работой в больнице. Теперь фонд - ее единственная забота. В основном она работает в детской в паллиативном отделении больницы № 17, куда привозят детей с серьезными заболеваниями — кого-то на реабилитацию, кого-то на лечение.

«Там генетические заболевания, ДЦП и онкология. Тяжело, когда понимаешь, что ребенку не помочь. Проявляется материнский инстинкт: сопереживаешь, сочувствуешь. Моя задача — заботой облегчить его страдания. Не знаю, как у других, но у меня не было желания бросить эту работу. Я понимаю, что нужна детям», — делится Ирина.

Дети привыкают к своим временным мамам. Лариса рассказывает, что ее часто зовут мамой или бабушкой, а расстаются всегда со слезами. Волонтеры часто испытывают желание кого-то усыновить, но до реального усыновления доходят единицы. Сказывается напряженный график работы. За одним ребенком появляется второй, третий, четвертый... Каждая няня помогла десяткам детей.

Правовые препоны

Ольга узнала о фонде «Дети без мам» из социальных сетей. К тому времени она много лет занималась домашним хозяйством, так и не выйдя на работу после декретного отпуска. Для себя она твердо решила, что сможет помогать фонду несколько раз в неделю. Но в больнице Ольга быстро втянулась и стала работать сутки через сутки. Хочет работать чаще, как некоторые коллеги, которые могут проводить с детьми недели и даже месяцы, но дома ждут двое детей и муж.

В основном Ольга работает со здоровыми детьми, изъятыми из неблагополучных семей. Главную сложность в работе она видит в привыкании — всех своих 25 подопечных помнит как родных.

«Я к ним прикипела, с каждым будто какая-то духовная связь установилась. Расстаемся со слезами — они плачут, я плачу. Конечно, со временем немного привыкла и более стойко переношу расставания, но двоих детей готова была усыновить», — говорит Ольга.

В реальности, чтобы забрать детей, Ольге нужно собрать пакет документов и встать в общую очередь на усыновление, несмотря на то, что в семье уже есть приемные дети. В каждой области работает база данных, куда занесены все дети. Когда подходит очередь, семье предлагают свободных детей.

Ольга и ее муж собрали документы, но отдать еще не успели — карантин. В лучшем случае они отстоят в очереди около года, в худшем — больше двух. Она боится, что к тому времени детей, которых полюбила в больнице и хочет воспитывать, уже усыновят. «Считаю, что государство должно помочь нам ускорить процесс», — отмечает няня.

Чаще всего после больницы связь нянь с детьми обрывается. Немногие няни из фонда поддерживают детей и после выписки. Кто-то приходит к ним в гости в детские дома, а кто-то, как Ольга, держит связь с их родственниками. Один ее подопечный попал в приемную семью, и новые родители подружились с няней. Некоторые дети после больниц возвращаются в родные семьи.

Пятилетнюю девочку забрала бабушка, и Ольга подружилась и с ней. Еще одного мальчика, которого изъяли у выпивающего папы, вернули в семью. Няня говорит, что она взяла под негласную опеку не только ребенка, но и отца, — регулярно ему звонит и помогает. Подключилась и Ольгина дочь, которая иногда забирает малыша из детского сада.

Лариса считает, что в больницах не хватает игровых комнат, поэтому няням приходится сидеть с детьми только в палате. Не хватает телевизоров, чтобы посмотреть мультики. Няни приносят в больницы планшеты, чтобы скрасить жизнь подопечных. Ларисе и ее коллегам было бы гораздо проще, если бы служба нянь была организована на государственном уровне, а не только на уровне фондов.

_
Автор
Степан Давиденко
Фото: istock.com

Вход Регистрация

Восстановление пароля

В течение нескольких минут вы получите письмо с инструкциями по восстановлению вашего пароля

Ok
«Некоммерческое партнерство оказания помощи людям в затруднительных жизненных обстоятельствах»
Москва, ул. Плющиха, дом 9 стр. 2
info@ivsezaodnogo.ru

Вход Регистрация

Восстановление пароля

В течение нескольких минут вы получите письмо с инструкциями по восстановлению вашего пароля

Ok

Загрузка...